Книги
Войдите в свой профиль и узнайте, что нового произошло за последнее время
Войдите в свой профиль и узнайте, что нового произошло за последнее время
иконка пользователяВойти

Блоги

Репортаж с мешком на голове

Занимательные истории

Первые двое суток не мог ничего писать – болела голова, не соображали мозги... Да и после всего, что произошло со мной, внезапно в душу заполз липкий страх, который просто сковал все мысли, кроме одной – бежать! И только сейчас я наконец смог осознать, что же со мной произошло и почему я остался жив...

Вечером во вторник 8 марта я находился у себя в квартире и собирался ужинать. Внезапно в дверь позвонили. Понимая, что время сейчас тревожное и гостей я не ждал, решил не открывать. Но чуйка внутри просто орала благим матом – «Тревога!» И когда через несколько секунд звонить стали снова и снова, я понял – это пришли за мной. И стал быстро удалять с телефона переписку и другую важную информацию. Параллельно успел стереть файлы в ноутбуке. В принципе, ничего такого, что можно было бы квалифицировать, как государственную измену, у меня не было – я просто писал статьи и делился информацией в соцсетях. Правдивой информацией. И всегда показывал разные точки зрения. Но даже тот факт, что украинский журналист пишет правду, уже был поводом для репрессий. Ведь правда в Украине только одна – украинская. А все остальное – ложь. Ну а если украинский журналист еще и публикуется в российских СМИ – это уже даже не измена, а шпионаж, продажа Родины и растление украинского населения. Поэтому первым делом уничтожил файлы со своими статьями и прочие «шпионские» атрибуты.

Еще теплилась надежда, что пришли случайно, что потрезвонят и уйдут, но... в дверь стали уже не звонить, а стучать. Видимо, соседи открыли входную дверь в тамбур, потому что стучали уже непосредственно в мою дверь. И не только руками. 

То есть, пришли явно за мной. 

Странно, но страха не было. Было любопытство и какое-то отрешенное спокойствие. И некий интерес – а что будет дальше? Как будто я наблюдал за собой со стороны. 

Когда за дверью раздался голос «Откройте, полиция!», надежда на то, что это ошибка, окончательно умерла. И после криков «Откройте, а то будем ломать дверь» я решил открыть. Потому что дверь было жалко.

Открыв дверь, я успел заметить толпу вооруженных людей в камуфляже, но вот полицейских не увидел. Впрочем, мои незванные гости мне просто не дали рассмотреть себя повнимательнее, а сразу повалили меня на пол, одели наручники и поволокли в комнату. Пока волокли, я успел заметить, как «камуфляжные»  рассыпались по квартире. Как оказалось, искали оружие. 

Оружия у меня не было. Это, видимо, расстроило одного из «гостей», потому что он с криком «Так ты пишешь, что украинская армия стреляет по домам?»  заехал мне ногой в ботинке по голове. Поскольку к подобному разговору я был давно готов, то успел наклониться вперед и удар пришелся по верхней части черепа. Но после первого удара последовали еще несколько, поэтому пришлось со скованными за спиной руками немного сгруппироваться, чтобы подставлять под удары наименее уязвимые части тела. 

Это заметили и нахлобучили мне на голову полиэтиленовый пакет. Стало труднее уклоняться от ударов и пару раз прилетело довольно сильно куда-то в область виска. Но то ли били не в полную силу, то ли моя голова была привычна к такого рода разговору, но больших проблем я не получил – челюсть не сломали и зубы не выбили.

При всем при этом разговор шел не только при помощи языка жестов. 

То есть, ворвавшиеся в квартиру использовали не одни только руки и ноги, но и свой речевой аппарат. И стали задавать вопросы. Из которых мне стало понятно, что все претензии ко мне выражаются в том, что я писал в фейсбуке и телеграмме не ту информацию, которую выдавали украинские СМИ. А посетившие меня камуфлированные герои Украины, которые не представились и не предьявили документы, в корне не согласны с моей позицией по вопросу боевых действий российских и украинских войск. 

При этом у этих людей не укладывалось в голове, что у кого-то может быть иной вгляд на эти события, нежели в украинских СМИ или в речах представителей украинской власти.

«Когда тебя завербовали?» - этот вопрос был самым главным среди других. Но так как я не кричал «Слава России!», не спорил с агрессивно настроенными украинскими патриотами, защитниками или кем они там являлись, то постепенно бить меня перестали, а стали разговаривать. Тем более после очередного удара в голову я резонно отметил, что если разговор будет продолжаться в таком же ключе, я скоро не смогу отвечать на их вопросы. Потому что бьют они меня в основном по голове, а в ней находятся мозги. И если их из моей головы выбьют, то любопытные гости не смогут получить ответы на свои вопросы.

«Мы тебя еще не били!» - заявил один из гостей.

Но бить по голове перестал. Удары стали наносить по печени и по почкам. 

Параллельно шел обыск. Наверное, искали расписки о сотрудничестве с ФСБ. Нашли юсб-накопитель, старый пленочный фотоаппарат и 6 тысяч гривен, которые я недавно снял с карты Приватбанка, потому что не смог перевести их своим детям. Эти деньги заинтересовали допрашивающего меня молодого парня, который, по его словам, с 2014 года ловит таких, как я. 

Кстати, как я успел заметить, пока мне на голову не надели мешок, все, кто ворвался с оружием в мою квартиру, были не старше 30 лет, ну, было им лет по 20-25. Потому и разговаривал я с ними спокойно, отвечал на все вопросы подробно и не «качал права». Как будто такие вот «посещения» мне не в новинку и каждый вечер со мной приходят «побеседовать» люди, вооруженные автоматами. А я, закованный в наручники, просто обажаю этот патриотический БДСМ.

В общем, когда стали интересоваться, откуда деньги, как я их зарабатываю и на что живу, подробно рассказал, что работаю тренером по смешанным единоборствам, что дети живут в Португалии, что пишу в фейсбуке то, что думаю и так далее. Тем временем, мои незваные гости перевернули в квартире все вверх дном и, конечно же, выложили все мои документы. В том числе и диплом института физкультуры, мои грамоты и медали, альбом с фотографиями и так далее Телефон у меня сразу отобрали, в ноутбук залезли, но указаний от Путина там не нашли. Тем более, что из разговора я понял – за моим творчеством в соцсетях эти ребята внимательно следили. 

Но понял я еще одно – это была не киберполиция и не СБУ. Потому что они потребовали от меня логин и пароль для входа в мой акаунт в фейсбуке. А поскольку я его не помнил – я ответил, что давно пользуюсь автозаполнением – то один из моих гостей нахлобучил мне на голову еще один мешок и стал его затягивать на шее. Чтобы я не смог дышать и стал выдавать важную информацию. Дышать стало труднее, но вспомнить пароль я все равно не смог. Равно как и не смог вспомнить, кто же меня завербовал. 

Тогда допрашивавшие меня сменили тактику – в голову мне ткнули чем-то железным. Я понял, что это был ствол автомата. Я услышал, как передернули затвор и задали вопрос: «Говори, с...а, когда был завербовпн, считаю до трех».

Я понимал, что уже в Киеве были случаи расстрела гражданских без суда и следствия, поэтому был готов и к такому финалу. Страха не было.  Совсем. Видимо, где-то внутри не верилось в то, что эти клоуны – а я уже был уверен, что ко мне вломилась не полиция и не СБУ – смогут меня вот так застрелить. Хотя и не исключал такой возможности. Поэтому попросил, если будут убивать, дать мне возможность попрощаться с дочкой. 

Тогда дуло автомата убрали с головы, но приставили к колену. И пообещали его прострелить, если я не отвечу, кто меня завербовал. Тут уж я не выдержал:

«Если бы я был завербован, то жил бы я на вот эти несчастные 5 тысяч гривен в месяц? И сдавал бы комнату в своей квартире оттого, что тупо не хватало денег на жратву?!»

Странно, но это почему-то убедило. Правда, направивший автомат мне в колено все же решил меня докошмарить и нажал на спусковой крючок. Раздался щелчок. 

«Это было предупреждение», - сказал невидимый мне «собеседник». 

Если бы эти доморощенные следователи были профессионалами, то поняли бы, что если я не вижу автомат и человека, который якобы сейчас мне прострелит колено – как он мне рассказывал – то я не буду бояться так, если бы я его видел. Ну, ткнули мне какой-то железякой в голову или в колено – и что? Может, это разводной ключ? Когда в предыдущем своем репортаже я описывал свое  задержание полицией – такими же молодыми отморозками, то там я видел их лица и их пустые глаза. И тогда было страшно – они реально могли застрелить. А этих... я не видел их лица, а истерика в их выкриках постепенно исчезла. И было уже любопытно – а что дальше?

А дальше, не найдя каких-то важных улик, мои гости грохнули ноутбук об пол и добили его прикладами автоматов. Заодно разбили старый неработающий планшет и такой же неработающий старый мобильный телефон. После чего, связав мне руки за спиной скотчем и поправив полиэтиленовый мешок на голове, приказали мне лечь на пол лицом вниз.

«Жди тероборону!», - сказал мне кто-то.

«А вы кто?», - спросил я.

Тут же мне в голову снова ткнули стволом автомата.

«А зачем тебе знать?», - вкрадчиво спросили меня.

Я пояснил, что если придет территориальная оборона, я же должен пояснить, кто ко мне вломился и меня связал.

«Полиция», - ответил мне голос.

После чего дверь хлопнула и я понял, что мои «гости» ушли. Я полежал минут пять, потом встал и присел на кушетку. Снял мешок с головы. В комнате из шкафа были выброшены все вещи, на полу валялись осколки ноутбука, телефона и планшета. В другой комнате вещей было немного, поэтому и их не трогали – два кимоно, спортивный костюм да джинсы. Документы аккуратной стопкой лежали на столе. Рядом лежали и все деньги вместе с банковскими картами. Это удивило и обрадовало. Обычно украинские патриоты – а, видимо, это они и приходили ко мне – стараются наказывать врагов Украины в финансовом плане. 

А вот ключей от квартиры не было. Мало того – через час я, осмелев, попробовал выйти в тамбур и понял, что входная дверь заперта. То есть, эдакий своеобразный домашний арест. 

Подождав еще час, я понял, что ждать возвращения своих гостей было бы глупостью – мой телефон остался у них и если подключатся профессионалы, то восстановить удаленные записи и файлы будет несложно. И тогда я могу получить в голову не только прикладом или ботинком. Поэтому я собрал рюкзак, оделся и, немного поколдовав над дверным замком с отверткой, открыл дверь. Прислушавшись и поняв, что никакого поста за дверью нет, я выскользнул в коридор и дальше на улицу. Была, конечно, опасность нарваться на патруль – комендантский час заканчивался в 7 утра, а было только 4 часа – но опасность дождаться «продолжения» «разговора» была намного выше. Поэтому я вначале укрылся в безопасном месте, а утром с трудом, но выбрался из Киева. Как это происходило – тема отдельного материала.

В комментариях к одному из своих предыдущих репортажей один из моих читателей написал: «Удивительные эксперименты с собственной жизнью». Да, возможно и так. Каждый из нас экспериментирует со своей жизнью, делая свою работу. Военные сейчас как раз вовсю экспериментируют, тем самым, как мне кажется, приближая тот момент, когда с такими, как я, никому не будет позволено проводить подобные эксперименты. Я просто делал свою работу – сообщал людям новости. Писал правду. И, как это ни пафосно будет звучать, есть такая профессия – Родину просвящать!

  • комментарии0
Аватарка