Книги
Войдите в свой профиль и узнайте, что нового произошло за последнее время
Войдите в свой профиль и узнайте, что нового произошло за последнее время
иконка пользователяВойти

Блоги

Внимание! Новинка! Враг мой любимый!

Творческий процесс

ВНИМАНИЕ! НОВИНКА! Вы просили, вы ждали, вы меня умоляли в личке. Сколько писем я получаю постоянно и я это сделала. Я возродила историю о Катерине. Встречайте мою новую-старую книгу "Враг мой любимый". ТОЛЬКО НА БУКРИВЕР И У МЕНЯ ЛИЧНО!


https://bookriver.ru/book/ulyana-soboleva-katerina-vrag-moi-lyubimyi



Исторический любовный роман. Полностью переписаны диалоги, персонажи, претерпел изменения сюжет. Да можно сказать абсолютно все претерпело изменения.


История жестокая, болезненная, страстная. Полностью отстуствуют розовые сопли, никаких единорогов (как в первой версии) абсолютно нет. Любовь будет жадной, испепеляющей и очень больной.


21+ и все подробности жестокости того времени.


Все, как вы любите, но в антураже Российской Империи времен правления Екатерины Второй.


Эдакий микс Гардемаринов и Анжелики, но в моем стиле и с моей откровенностью и обнаженностью всех эмоций.


Я не дам вам аннотацию, Я дам вам отрывок, обложку, коллаж с образами и ПОГНАЛИ? Кто со мной?


_______



Девушка снова усмехнулась, сунула руку в карман тулупа и, достав оттуда ключ, покрутила им у самого носа. Я быстрым движением отобрал его у нее и тряхнул девчонку за плечи, так что платок на затылок сбился и несколько золотых кудрей на лоб упали.


- Совсем, девка, ополоумела. Тебя за эту выходку…


- Пороть станете? Или сквозь строй пропустите?


А сама в глаза мне смотрит и кончиком языка по губам водит, а меня то в жар, то в холод швыряет и дышать становится трудно.


- Три шкуры спущу и за борт.


- Не спустите, - глаза ресницами прикрыла, а потом снова на графа подняла.


- С чего бы это?


- Вы Ивану бить меня не позволили…а сами сможете?


Я криво усмехнулся, а девочка умеет манипулировать и играть во взрослые игры. Сколько же лет ей, что умная такая? На вид не больше семнадцати, а в глазах ни капли наивности, словно за жизнь свою короткую немало мерзостей повидала, а может и сама творила.


- За воровство не бить положено, а пальцы или руку рубить. Как свои уберегла расскажешь?


Снова чувствую, как меня утягивает в эти синие омуты и губы у нее полные, сочные. На секунду свело скулы от желания попробовать их на вкус. Не отталкивали ни старый тулуп, ни грязный платок на голове. Мне хотелось его содрать и снова увидеть ее волосы. Заметил на скуле синяк и невольно тронул пальцем, а девчонка дернула головой.


- Бил тебя снова?


- Нас всегда бьют. За любую провинность.


- Что на этот раз?


Она отвернулась, а я повернул ее лицо за подбородок.


- Сопротивлялась слишком яростно, рожу ему расцарапала вот и двинул кулаком, чтоб не дергалась. Да ваши помешали ему, палубу обходили, а потом играть позвали. Вернулся пьяный и захрапел.


Я почувствовал, как от ярости перехватило горло. Сукин сын! Завтра башку ему оторву!


- И часто так сопротивляться приходится?


- Часто.


- Может часто напрашиваешься, м? Или воруешь?


Она слегка побледнела и дернулась назад, но я удержал.


– Не воровка я, а вас поблагодарить хотела. За то, что вы сделали для меня сегодня. Вы благородный и добрый человек. Спасибо вам!


Она вырваться хотела, но я сжал ее плечи сильнее, притягивая к себе.


- Не воровка, говоришь? А ключи где взяла?


- Так я их вернула вам. Больно мне, сударь, синяки оставите.


Посмотрела на мои пальцы, сжимающие её плечо, и они непроизвольно разжались, оттолкнул от себя и руки снова за спину завел.


- Ступай давай к своим и не шатайся ночью по палубе. Матросы народ шальной женщин несколько месяцев не видали.


- А вы?


- Что я?


- Давно женщин не видали?


И опять взгляд этот от которого в голове гудеть начинает.


- Вон пошла!


- А как же кандалы? – спросила дерзко и вздернула подбородок.


- Так куда ты с судна денешься? Разве что за борт сама прыгнешь.


Смотрел как она идет в темноту, туда, где под парусиной масляный фонарь раскачивается от ветра. На ходу платок стянула, в тулуп кутается. Маленькая, хрупкая. Вспомнил, как конвоир сказал, что за дерзость пайки лишит и сам не понял, как окликнул её по имени:


– Катерина!


Она быстро обернулась. Глаза широко распахнула, видимо удивленная, что имя её запомнил.


– Есть хочешь?


Стоит, сомневается, руки в карманы засунула, назад оглядывается и снова на меня смотрит.


- Боишься меня?


Улыбнулась улыбкой своей ведьминской, голову к плечу склонила, словно раздумывает.


- Нет, вас, сударь, не боюсь.


«Напрасно не боишься, дуреха. Ох напрасно. В волчье логово добровольно идешь»



  • комментарии0
Аватарка